Четверг, 25.05.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Конкурс на лучший короткий рассказ 2010 [25]
Наше творчество [39]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения
Конкурс "Мой родной дом" [20]
Памяти Владимира Романовича Гундарева 19 июля 2014 г. - 70 лет со дня рождения
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 243
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » 2012 » Март » 11 » Волшебник.
    16:11
    Волшебник.
    Удобно усевшись в глубокое кресло, он неспешно достал из секретера пачку белоснежных листов. Давно зреющее в глубине души просилось на свет. Дать волю словам не получалось, он каждый день откладывал на потом начало, и внутри болело всё сильней.
    По пятам следовали мысли: возраст, успеешь ли, ведь неведомы сроки, - тем более жизнь он ощущал как сжатое мгновение, вместившее в себя прошлое. Настоящее усиленно покушалось на будущее, как на осознанную иллюзию, видя в движении времени ускользающую из рук перспективу скоротечности бытия. Один только миг, и ты опять в объятиях вечности. Оставить след, оставить непременно след, напряжённо думалось в полузабытье. Он взглянул на окно, занавешенное плотным гардинным полотном. Пробиваясь сквозь складки драпированной ткани, тянулся к столу лунный след, словно указующий перст, словно приказ из неведомого – пиши. Ещё одно мгновение он выждал, и, нагнувшись, взял в руки стоящий у ног верным псом рыжеватый портфель. Давно была приготовлена ручка, с золотым заветным пером, давно ждала она своего часа. Что ж, пора…

    Он тяжело вздохнул, разглядывая золотистый витиеватый изгиб, мерцающий упавшей звездой в немом полумраке отшельнического жилища. Написать первое слово было невыносимо, он каждой клеточкой осознавал гигантскую ответственность перед ним, отпущенным на свободу. И невыносимо было откладывать который год задуманное.
    Лист плавно лёг на поверхность стола, приглашая к тайной вечере Музу. Она не заставила себя долго ждать, вновь почувствовалось присутствие, присутствие необъяснимого, такого звеняще - родного. Тишина нежно обняла за плечи.

    Начало романа длиною в жизнь. Он закрыл глаза, и строки потекли в сознании плавной рекой, перемежаясь, накатывая одна на другую, вбирая в себя все оттенки звучания, и выплёскиваясь расходящимися волнами в сознание. Он спал и видел, как ручка скользила по бумаге, нанося непонятные никому иероглифы, заполняя поверхность листа замысловатым рисунком. Это язык иного, и расшифровать это таинственное послание будет по силам тому единственному, кто придёт на смену. Строки теснились, живя вихрем чередующимися картинами, рассказывали о неизбывном чуде жизни, повторяющемся из раза в раз, окрашивая ошеломительными красками серые будни повествования. Иной язык, способный захватить с первой буквы, и не отпускающий до самого конца.
    Время отсчитывало ровными шагами ход иллюзии. Сколько это длилось, - сотворение словом нового мира, - опять тот же миг…

    Он открыл глаза. На столе лежала стопка исписанных каллиграфическим почерком листов. Неведомая сила струилась сквозь них, разливаясь ароматом в искрящемся пространстве. Глаза пробежали по первым строкам, и он улыбнулся. Свершилось. Чудо свершилось в миг, как отражение точки сознания, вместившей в себя все века, всю историю развития человечества с сотворения. И он смутно стал вспоминать, как писал каждый день, доверяя листам сокровенное, как они светились, оживали под его рукой. Он был обычным волшебником, таким, как и все. Как и все, кто стремится в единое мгновение жизни уместить всю беспредельность мироздания, все чаяния людские, всю сущность нашего прихода, прихода за любовью на миг.

    Улыбка озарила полумрак. Роман закончен. Слово сказано. Оно уже начинает прорастать невидимым горчичным зерном в сердцах. Оно имеет немыслимую силу, творя безгранично мирриады пространств, наполняя их звуком, цветом, формой. На лазуревом облаке Оно спустилось с небес на землю, и, рождённое, зреет священным плодом Его ЛЮБВИ. Пора начинать жить. Кто же придёт на смену…
    Категория: Наше творчество | Просмотров: 450 | Добавил: Туртанова | Рейтинг: 5.0/2
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Спасибо!

    Спасибо, хорошее стихотворение.

    Где-то читал, что талантов у нас пруд пруди, всех невозможно
    перечислить.
    Заблуждение, однако. 
    Поэт – явление весьма редкое, парадоксальное, противоречивое.
    За дар слова надо дорого платить – жизнью, каторгой,
    судьбой.
    Среди разрухи, убожества, предательства увидеть чистыми
    глазами ребёнка
    первозданную красоту природы, «тронуть трепетные струны
    человеческой души».
    Владимир Гундарев не успел допеть до конца свою песню о
    любви.
    Теперь будем по воспоминаниям современников, как из мозаики,
    складывать его образ.
    Читатель Егор Дитц поделился с нами сокровенным, получилась
    интригующая история.
    По крайней мере, не шаблон. Оказывается, писатели приезжали
    и выступали прямо на
    заводской площадке. Рабочие знали стихи наизусть. Интересное
    время – советское прошлое!
    Почему всё перечёркиваем и не берём самоё лучшее в нынешнюю
    жизнь?
    На всех каналах телека – реклама и еда, будто страшная
    голодуха в стране. Стихи читайте,
    господа, почаще для похудения и профилактики скудоумия.
    Талл.

    Два четверостишия показались мне достойными внимания:

    Любимый, словнобабочка, у сердца вьётся,
    Да в руки взять никак не удаётся,
    Верь, то, что можно подержать в руках,
    Уже обратно сердцем не берётся.
     ...
    Сарказм убогий
    множества мужчин,
    Как он легко под женским взглядом тает!
    Благоразумие легко его сменяет,
    Ведь для сарказма нет уже причин…

    По-моему - хорошо и изящно!


    Людмила, здравствуйте! Кажется, в 1981 году  по путёвке Союза писателей  мы с Владимиром Гундаревым проводили творческие встречи в городе Темиртау. Приходилось выступать перед самой различной аудиторией: студентами ,школьниками, учителями, инженерами, рабочими, милиционерами и сидельцами, новобранцами и ветеренами. Публика была весьма начитанной и неравнодушной. Честно отработав почти две недели кряду, мы позволили себе отметить такое событие, а потом долго гуляли по насквозь продутому ветрами проспекту Металлургов . Размышляли о смысле жизни, о писательских судьбах, о деятельности литературного объединения«Магнит». Володя был внимательным и чутким собеседником. Он угадывал ростки дарования и бережно относился к людям. Мы поражались мужеству тех, кто воздвиг Казахстанскую Магнитку.
    Когда рухнул Союз, и многие беспомощно барахтались  среди хаоса, В.Р.Гундарев сумел совершить невозможное – нащупать точку опоры и создать на пустынном  месте остров надежды – русский журнал «Нива», чтобы каждый пишущий, взобравшись то ли на пьедестал, то ли на эшафот мог сказать своё Слово. И я, после потерь, потрясений, разочарований, ухватившись за соломинку, прибилась к зелёному берегу Поэзии, где царили братство, уважение, взаимопонимание. И сам Мастер, попыхивая трубкой, в прошлой жизни то ли капитан, то ли шкипер, то ли бывалый морской волк, вернувшийся из кругосветки, бесконечно выслушивал произведения абсолютных гениев-самородков и указывал на промахи и даже ошибки в правописании. И они смиренно соглашались с ним, отбросив заносчивость, высокомерие, леность. Но где ещё могли согреть  и приютить озябшие души мытарей-поэтов?
    Невозможно свыкнуться с мыслью, что его уже нет. Чувство сиротства ощутили родные и близкие,читатели и авторы. Где-то там, с заоблачных высот, он взирает на суету сует и великодушно прощает всех нас за несусветные поэтические бредни, словно ему одному известно, для чего людям нужны стихи. Глубинная связь с народом ощущается в творчестве Николая Рубцова, Михаила Анищенко-Шелехметского, Владимира Гундарева. Недаром стихотворение «Деревня моя деревянная» стала любимой песней горожан и сельчан. Светлый, добрый талант несёт радость людям. У меня нет кумиров, я не поклоняюсь идолам, но таким поэтам надо ставить памятники на земле. Хочется верить, что появится книга памяти Владимира Романовича Гундарева. Помните, как в своём первом сборнике /1973 г./ он обратился к соплеменникам:
    Есть начало начал – основа.
    А такое простое слово
    и такое мудрое слово
    лишь присниться может во сне, -
    это чувство живёт во мне.
    Только этим прекрасным словом
    можно было назвать его
    это слово – Любовь!.. Любовь…
    В нём земля вместилось и небо,
    и степного цветка колдовство.
    Если б этого слова не было –
    я бы сам придумал его…
    Спасибо всем, кто причастен к поэтическому конкурсу «Мой родной дом»!
    Любовь Усова.

    Класс! очень понравилось! heart

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz