Пятница, 21.07.2017
Памяти Владимира Гундарева
Меню сайта
Категории раздела
Конкурс на лучший короткий рассказ 2010 [25]
Наше творчество [39]
Здесь вы, посетители сайта, можете опубликовать свои произведения
Конкурс "Мой родной дом" [20]
Памяти Владимира Романовича Гундарева 19 июля 2014 г. - 70 лет со дня рождения
Форма входа
Наш опрос
Что вы думаете о русской литературе в Казахстане?
Всего ответов: 244
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Литературный дом Алма-Ата

  • Облако тегов
    Поиск
    Translate the page
    Главная » 2010 » Декабрь » 10 » Он и ангел
    02:28
    Он и ангел
    № 17

    Он вышел из дома, расправил сложенные за спиной крылья и полетел, несомый теплым весенним ветром. Встречная ворона, обалдевшая от размаха человеческой наглости, не вписалась в поворот собственной жизни и, мгновенно, стала завтраком вечно бомжующего кота Аристарха.
    Жизнь брала свое, а люди иногда брали чужое. Ангел оставил ему крылья на хранение, решив пожить какое-то время среди смертных: у него были какие-то проблемы с самим собой и он, уподобляясь людям, пускался во все тяжкие, в надежде их решить. А Он не мог долго вести свою обычную жизнь, зная, что в глубине шкафа лежат почти новые, прекрасного размаха крылья. Тогда Он собственно и понял, что его час пробил. Превращение в ангела было несложным: несколько ссадин, пара-тройка набитых шишек и, наконец, долгожданный взлет. Теперь Он был высоко. Гораздо выше этого воровства, которое еще недавно терзало его девственную совесть, гораздо выше домов, которые по утрам вечно загораживали от него утреннее небо, выше всего земного, и понимание этого вливало в его тело неведомую до этого силу.
    Ангел же в это время сидел в одном из ночных баров в обнимку с пьяной размалеванной проституткой, и в его глазах не было ничего духовного или небесного, бессмысленный взгляд блуждал вокруг. Он был божественно красив и божественно пьян. И даже не догадывался, что он потерял в это прекрасное весеннее утро. А в это утро для него закрывалась дверь. Дверь в небо.
    Он был по дороге к Богу. Он уже давно хотел заглянуть в глаза этому «старому чудаку» и вот теперь расталкивал крыльями облака. Он возносился к своей мечте.
    А все началось гораздо раньше, в ту пору ему было невыносимо плохо, и Он взывал к небесам о помощи. Именно тогда, уставший от праздного небесного безделья, Ангел явился к нему в прокуренную кухню для оказания неотложной помощи. Знакомство переросло в дружбу, а вечность одного и временность другого сроднили их. Им не было скучно: они учили и учились, чистота и грешность скрещивались и рождались новые темы. Так проходило время. Ангел стал почти земным, а Он – почти небесным и это «почти» не устраивало ни одного, ни другого. Первым не выдержал ангел, скинув белоснежные крылья и, напялив потертые джинсы, он вышел в мир и решил немного в нем задержаться, забыв о том, что нет ничего более постоянного, чем временное. Человек ждал возвращения Ангела. Он был терпелив, но слаб. Он был всего лишь человек, и одна из его слабостей лишала его сна и покоя. Он хотел улететь.
    Сегодня Он проснулся раньше обычного. Его мозг был растерзан. Его нервы были натянуты до предела. Будущее предательство тяготило его, но, в конце концов, ангел сам обещал научить его летать и не его вина, что этот Ангельский запой стал походить на бесконечность. Он поднялся на крышу. Он проклинал эту привычку оставаться наедине с небом. Когда и как родилась эта любовь, Он не знал, Он только знал, что так было всегда. Сколько раз, закрыв глаза, стоя на краю карниза, Он мысленно делал шаг к своему счастью. Но Он знал, что подвиг Икара-2000 остался бы непонятым, а он боялся непонятности.
    Ангел был из категории неблагонадежных, поэтому командировка на землю досталась ему непросто – небесное крючкотворство не знало ни времени, ни пространства. Но тяга к земле была огромна, потому что земля была мала, а Ангел был тщеславен, он сам не понимал, как ему до сих пор удавалось скрывать этот величайший грех от неусыпного ока Владыки, но он знал, что все тайное в небесах рано или поздно станет явным. А как манил этот маленький шарик с именем Земля, он был так мал, но как много можно было сделать там, чтобы потешить свое самолюбие. Он хотел быть номером первым, а в небе это место было уже занято и бессмертие небесных жителей не давало никаких шансов на то, что что-то может измениться.
    А Он все летел и летел, натруженные мышцы ныли от усталости, но желание добраться до заветной цели пересиливало боль. Он как никогда раньше был уверен в себе, мысли путались. Что же случилось с ним там, внизу? Ведь Он там родился и вырос. Куда делись те корни, которые связывали его с землей? Но Он не мог понять непонятное.
    Все началось с того, что Он бросил пить. Перед этим была эпоха – эпоха, прожитая за один день. Длинный серый поезд несся с огромной скоростью в бездну. Мимо мелькали лица, места, события, тут же исчезая из памяти. Еще не успев родиться, все это вмиг становилось прошлым. На небе всегда было два светила, они не успевали сменяться, меняя только маски трагедии и комедии, впрочем, два этих жанра и составляли единое целое его жизни. Мир то взрывался безудержным хохотом, то тонул в пьяных слезах скорби и печали. И среди всего этого был Он, который как огородное пугало стоял на одной ноге между реальностью и безумием, а вокруг него было прошлое, оно было
    небольшое, но его хватало, чтобы перечеркнуть настоящее и уничтожить будущее.   
    И хотя Он всё - таки жил, любил, писал, рисовал, ничто из этого не могло перейти вмести с ним в следующий день, потому что у него не было следующего дня, всё это куда-то исчезало, растворялось во времени и пространстве. А пространство было огромным, и Он растекался по нему как волнующая жидкость по стакану, заполняя его всё без остатка, после чего оно выплёвывало его, возвращая к незыблемому началу, началу Ничего. Как много было лиц, нет не людей, живущих рядом, а именно лиц, приходящих из ниоткуда и уходящих в никуда, они были разные: добрые и злые, умные и глупые, некоторые даже хотелось запомнить, но они разбивались вдребезги и их осколки было уже невозможно собрать в памяти. Лишь лицам женщин память отводила резервные багеты и пьедесталы одиночество. Финал любви один и тот же – это боль и он неизбежен, как и сама любовь. 
    А Ангел тонул в вине и даже не вспоминал ни о нём, ни о крыльях, ни о Боге. Желание изменить жизнь на земле угасло. Годы летели как птицы, ничего при этом, не изменяя, менялись только лица его собутыльников, они старели и всё чаще умирали. Всё было не так, как он этого хотел, но сам он уже не хотел ничего менять. О возвращении назад он даже не думал, нарушив все временные и моральные пределы, поставленные ему небесной канцелярией, он был, автоматически вычеркнут из списка людей Господа, единственное, что оставалось при нём навсегда – это его бессмертие, но и оно начинало тяготить его. Ведь чтобы быть счастливым на этой маленькой планете нужно хоть иногда умирать.   
    А Он всё летел. Морщины спутницы – старости покрывали его лицо и уставшее тело. Память уже давала сбои. Он вылетел из прошлого и настоящего, ему было совершенно безразлично его будущее. Здесь во Вселенной Он не был так одинок как там внизу среди людей. Он был просто один, цель всё также манила его. Он гнал от себя сомнения. Он верил в свою мечту, но она не становилась от этого ближе. Мечты делают людей безумными или же безумие порождает мечты? Впрочем, какая разница.  Вселенная  безгранична, она не знала времени, а время, отведенное ему, заканчивалось. Он знал это и ждал неизбежного. Встреча с Богом не могла состояться, потому что для этого нужно быть бессмертным. А  Он был всего лишь человеком.
    Кот Аристарх потягивался на солнце, его голодный желудок урчал, а мозг в это время переваривал только что  закончившийся сон. Здесь было от чего призадуматься: ему никогда еще не снились люди, а тем более ангелы. Он знал, что отличается от своих собратьев способностью мыслить, но это было слишком. Он внезапно прожил две другие чуждые ему жизни, но в них было что-то непонятно родное, даже во сне он заранее знал каждый шаг героев, место событий, финал. Откуда это взялось, как могли пересечься  пути беспризорного кота, безумного человека и падшего ангела, в каком времени и в каком пространстве. От этих мыслей шерсть становилась дыбом. Жизнь Аристарха проносилась перед глазами, и он ловил себя на мысли, что он не знает главного: откуда он взялся, кто были его родители и сколько лет он живет на этой земле. Ведь действительно, он многое помнит, он помнит, как строились эти дома, как закладывался этот парк, он не знал, сколько должны жить коты и все это казалось ему нормальным, все было так до сегодняшнего утра. «Неужели все, что я читал о переселении душ - правда» - подумал Аристарх и поперхнулся от собственной мысли: «Читал? Как и когда я мог читать, я же кот. Все, все, хватит» погнал прочь свои безумные мысли Аристарх и сам погнался за задремавшим воробьем. А на улице было прекрасное весеннее утро. 
    Категория: Конкурс на лучший короткий рассказ 2010 | Просмотров: 673 | Добавил: Людмила | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 2
    2  
    Тема не нова, но ракурс очень даже не плох.

    1  
    Мне понравился рассказ. Он заставляет думать. И вообще настоящий рассказ должзен быит с сумасшедшинкой. ставлю 4+ smile

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Нас считают
    Наши комментарии
    Очень красивое стихотворение. Мы с моим учеником написали музыку к этому стихотворению и будем исполнять как песню. biggrin
    Спасибо автору! Вас обязательно укажем!

    Совершенно согласен с Вами, страданию творческих людей нет предела. Глобализация и потребл....ство перечеркнуло прошлое. Настоящих Поэтов еденицы. По большому счёту правят бал графоманы, а посему     в память о сегодняшней дате 25 августа, ДЕНЬ СМЕРТИ ВЛАДИМИРА РОМАНОВИЧА, предлагаю стихотворение замечательного Каинского (г.Куйбышев) Новосибирская область Василия Закушняка.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Земные радости познавший,
    Осенней тихою порой,
    Однажды я листвой опавшей
    Найду приют в земле сырой.
    Пришёл я в этот мир с любовью:
    Мир невозможен без любви!
    Мне будут петь у изголовья
    В загробной жизни соловьи.
    Святыми всеми заклинаю:
    Я этот мир до слёз люблю!
    Любя, простишь меня, родня.
    Любя мы встретимся в Раю.
    Творец, заслышав песню эту,
    Благословит последний путь.
    Всего- то надобно поэту
    Свеча, да ладанка на грудь.
    Когда Покров безмолвно ляжет,
    Листвой опавшей стану я.
    Пусть будет пухом мне лебяжьим.
    Святая Русская Земля.
    Всё так естественно и просто,
    Как беглый взгляд со стороны.
    Путь от рожденья до погоста,
    От крика и до тишины...

         С уважением, Сергей

    Здравствуйте, уважаемые! Прошу прощения, у видео нет звука, а очень хотелось бы послушать, о чём говорил Поэт. Не могли бы Вы перезагрузить видеоролик? С уважением, Сергей.

    Хороший стих. Но есть маленькие проблемы. Третья строка "Но слезы душат и никак" что НИКАК? не понятно... В строке "Другие руки тЕбя ждут," сбой ритма. С ув. Олег

    Хорошая песня получилась, Надежда. Вот только маленькая помарка бросается в глаза. Сбой ритма в строчке "ТвОи дни, с другою разделенные," поменяйте местами "Дни твои, с другою разделенные," и всё встанет на места. С ув. Олег

    Рад Вашему визиту.

    Спасибо Людмила. Извините за поздний отклик.

    Спасибо большое. Я очень рада! Спасибо руководителям сайта за возможность дарить стихи!!!

    Спасибо, Надежда. понравилось. Как это знакомо...

    На свете ничего не возвратить назад..Увы!..Как здорово у вас все это подмечено..Понравилось..Мое..и как у меня..(про живу..))

    Наш сайт
    Copyright Журнал "Нива" © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz